Печальный город: десять творцов киевского декаданса

16:13  |  07.08.2020
Михаил Булгаков

Михаил Булгаков

Декаданс (от франц., decadence – разложение, упадок) – периодически повторяющийся феномен в истории мировой культуры, время когда тоска по уходящему сочетается с разочарованием в настоящем и недоверием к будущему.

Одним из примеров такой “переходности” является этап в искусстве конца XIX – начала ХХ веков. Этих десятерых, чья жизнь была неразрывно связана с Киевом, можно с полным правом назвать отцами-основателями киевского декаданса. 

Печальный Пьеро – Александр Вертинский

Александр Вертинский

Александр Вертинский

Незаконнорожденный (его родители не были в церковном браке), в 5 лет Саша остался круглым сиротой. Детство было сложным.

В юности, чтобы прокормить себя работал почтальоном, дворником, бухгалтером. Свой первый, поддержанный фрак приобрел за “гонорар” грузчика. Денди и эстет, горячо увлеченный декадансом, впервые на сцену он вышел именно в Киеве.

Его романс “То, что я должен сказать”, по наиболее вероятной версии посвященный памяти героев Крут, хотя есть и альтернативная – песня о московских юнкерах, погибших во время октябрьского переворота 1917 года

Дальше была Москва, где он нашел свою уникальную “артистическую нишу”.  Песни, стихи к которым писал сам, Вертинский называл “ариетками”, исполняя их в костюме печального Пьеро, в своей особой неподражаемой манере. Огромной популярностью пользовались  “Желтый Ангел”, “Ваши пальцы пахнут ладаном”, “В бананово-лиловом Сингапуре”, “В степи молдаванской”.

Его романс “То, что я должен сказать”, по наиболее вероятной версии посвященный памяти героев Крут, (хотя есть и альтернативная – песня о московских юнкерах, погибших во время октябрьского переворота 1917 года) написан больше века назад, но его так же можно посвятить жертвам бессмысленной войны в Афганистане.

С началом первой мировой войны Вертинский сменил театральный костюм на белый халат и спасал жизни раненых, работая на санитарном поезде.

После революции была эмиграция. С концертами он объездил весь мир, имел мировую известность. После многих безуспешных просьб о возвращении, Сталин наконец-то “дал добро” и Вертинский с семьёй вернулся в Москву. Но родным городом для Вертинского всегда оставалась его “родина нежная” – Киев.

Читайте также: Демон с большими грустными глазами: Киев в жизни Михаила Врубеля

Мистик и реалист Михаил Булгаков

Михаил Булгаков

Михаил Булгаков

Будущий  писатель появился на свет в Киеве, в 1891 году, в интеллигентной семье доцента Киевской Духовной Академии. Он получил энциклопедическое образование и прекрасное духовное воспитание, что не удивительно, учитывая, кем был его отец.

И хотя мировую славу Булгаков получил благодаря таланту писателя и драматурга, не стоит забывать, что он еще был первоклассным медиком. Закончив с отличием Киевский университет, во время первой мировой войны он спасал жизни раненых в качестве военврача. После демобилизации Булгаков открыл в Киеве частную практику, как врач-венеролог.

Дальше были отход от медицинской практики, зависимость от морфия, избавление от нее. В Москве писательство и драматургия принесли ему огромную известность.

Отношение к религии у писателя было неоднозначным и кардинально менялось в течение его жизни. На него влияли события революции, гражданской войны, смерть отца от тяжелой болезни, трагический и, иногда, “немой” диалог со Сталиным, и многое другое. Это отражено в его романах “Белая гвардия” и “Мастер и Маргарита”.

“Нет на свете города красивее, чем Киев”, – писал Михаил Булгаков на заре ХХ века. Интересно, что бы он сказал, увидев жизнь своего любимого города век спустя?

Украинский Сартр – Константин Паустовский

Константин Паустовский

Константин Паустовский

Он родился в 1892 году в Москве. Через 6 лет семья переехала в Киев, где счастливо прожила последующие 8 лет.

В 1913 году, в киевском журнале “Рыцарь” была опубликована первая повесть Паустовского — “Четверо”. Она принесла первый успех.

В первую мировую Паустовский работал вагоновожатым московского трамвая, позднее — санитаром в санпоезде и в полевом санитарном отряде.

В 1916 году он начал писать свой первый, и совершенно великолепный роман “Романтики” и чудесные “Блистающие облака”. Потом были годы скитаний: он уехал в Одессу, где какое-то время печатался в знаменитой газете “Моряк”, потом были Сухум, Батум, Тифлис…

Журналистская и писательская карьера продолжилась в Москве. Уже, будучи известным писателем, Паустовский объездил весь Союз. Но, где бы он, ни был, городом его души всегда оставался Киев.

Демон и пророк эпохи символистов Михаил Врубель

Михаил Врубель

Михаил Врубель

Творчество Врубеля немыслимо без Украины. Самобытная колористика его картин и фресок сформировалась именно в киевский период, когда искусствовед и критик Адриан Прахов в 1881 году пригласил тогда еще неизвестного художника для росписи Владимирского собора и Кирилловской церкви. Здесь он встретил свою музу, любовь всей жизни, ангела и демона в одном лице, жену Прахова –  Эмилию.

В  Киеве его экзальтированность и эпатаж перейдут в первые  ростки безумия. В психиатрической больнице при Кирилловской церкви  он позже лечился от обострения своей болезни, как сам ранее и напророчил, расписывая эту церковь.

Лишь только Малевич, единственный из целой плеяды украинских художников отразил в своем творчестве тему геноцида своего народа – Голодомора 30-х. Речь идет об одном из его карандашных рисунков — “Где серп и молот, там смерть и голод”

Его произведения  “Демон сидящий”, “Демон поверженный”, “Царевна-Лебедь”, “Девочка на фоне персидского ковра” не спутать с другими. Антагонизм золота и синевы и огромные глаза героев картин – отголосок византийской живописи и визитка мастера. В работах Врубеля фантастическим образом сочетаются мощь и бессилие, умиротворение и тревожность.

Читайте также: «Нет красивее города на свете»: Киев в жизни и творчестве Булгакова

Поэтэсса “из логова Змиева” Анна Ахматова

Анна Ахматова

Анна Ахматова

Киевский период Анны Ахматовой (Горенко) стал рассветом ее жизни и раннего творчества. Отрешенная, всегда “в своем мире”, девочка с отменной памятью, увлечённая творчеством Валерия Брюсова – такой была Аня-гимназистка. В последний год учебы в Киеве выходит первый сборник ее стихов. Свой псевдоним  – Ахматова, Анна взяла в честь прабабки – татарки. Огромные, как озера глаза, гордый профиль патрицианки, темные волосы… такой ее запомнил киевский бомонд тех лет.

Здесь, еще подростком Анна встретила своего будущего мужа Николая Гумилева. Позже, в деревянной церкви на Никольской Слободке состоялось их венчание.

В юности Аня Горенко называла Киев городом кутил и сахарозаводчиков, шумным и вульгарным. С годами, категоричность молодости ушла, остались только светлые и щемящие воспоминания: “…дни, исполненные такой гармонии, которая, уйдя, так ко мне и не вернулась”.

Много стихов Ахматовой посвящено ее любимой Киевской Софии, Михайловскому монастырю. В Киеве были созданы одни из самых известных ее стихотворений “Сжала руки под темной вуалью”, “Хочешь знать, как всё это было”, “Сероглазый король”.

Украинский Гауди – Владислав Городецкий

Владислав Городецкий

Владислав Городецкий

Архитектурные работы Городецкого во многом определили градостроительный облик Киева. Построенные ним дома – здание мебельной фабрики в районе улиц Ольгинской и Институтской, гостиница “Континенталь”, кенасы – молельни караимов на Ярославовом Валу – жемчужины нашей столицы.

Сакральный “Дом с Химерами” образец одного из направлений модерна, был построен не только из-за  спора с двумя другими архитекторами, которые считали, что на таком рельефе построить здание невозможно. Это была еще и реклама нового на то время материала – цемента.

Именно кураторству Городецкого киевляне обязаны великолепием  костёла святого Николая на Большой Васильковской. Победителем конкурса на лучший проект этого здания был объявлен другой архитектор, но у него, к сожалению или к счастью не было должного опыта.

Городецкий очень любил город, в котором творил большую часть своей жизни, его непростой рельеф, Днепр, сады, и особую атмосферу.

Создатель иных миров Казимир Малевич

Казимир Малевич

Казимир Малевич

Киев – малая родина Малевича. Парадоксально, что он, ученик украинского художника-передвижника  Николая Пимоненко,  в 1915 году в России создал свой знаменитый “Черный квадрат”, который, вместе с “Черным кругом” и “Черным крестом” составляли триптих. Эта работа стала декларацией нового течения в авангардном искусстве – супрематизма, которое художник придумал сам. Кстати, в этом году исполняется 95 лет с момента создания картины. До сих пор в среде искусствоведов ведутся споры – профанация ли “Черный квадрат” или квинтэссенция нового художественного метода.

Однозначно то, что своим осмыслением задач художника Малевич дал искусству ХХ века другое направление. Он говорил, что цвет и форма самые честные инструменты любого творчества, и  благодаря им, можно создавать другие миры. Причем, исходя не из реальности, а из своего внутреннего мира и фантазии.

Лишь только Малевич, единственный из целой плеяды украинских художников отразил в своем творчестве тему геноцида своего народа – Голодомора 30-х. Речь идет об одном из его карандашных рисунков — “Где серп и молот, там смерть и голод”.

Красавец и бог танца Серж Лифарь

Серж Лифарь

Серж Лифарь

Серж Лифарь родился в 1905 году под Киевом. Его первым шагом к вершинам мировой балетной славы стала киевская секция Брониславы Нежинской, сестры известного танцовщика Вацлава Нежинского. Благодаря воле случая в 1923 году Лифарь попадает в труппу Сергея Дягилева, основателя и художественного руководителя “Русского балета” в Монте-Карло.

Через шесть лет, в 24 года он уже возглавляет балетную труппу “Гранд-Опера” и практически возрождает французский балет.

Метр балета, Лифарь создал новое направление — неоклассицизм.  Благодаря ему, академический танец приобрел совершенно новые, модерновые черты.

“Нет ничего более дорогого, чем Киев”, – скажет великий мастер на закате жизни. На его на могиле, на знаменитом “русском” кладбище  Сент Женевьев де Буа  под Парижем, скромная надпись: “Серж Лифарь из Киева”.

Лист ХХ века – Владимир Горовиц

Владимир Горовиц

Владимир Горовиц

Будущий Король интерпретации появился на свет в Киеве, в очень музыкальной семье. Юный вундеркинд, он поступил в консерваторию, когда ему было всего 9 лет. Первая мировая война и революция – в одночасье Горовицы потеряли все. Голод и нужда, фортепьянные концерты на краюху хлеба…

В 20-х годах Горовиц покидает Украину. Ему рукоплещут обе столицы – Петроград и Москва. Виртуозное владение инструментом приводило публику в восторг.

Свой “побег к славе” великий музыкант совершил в конце 20-х годов, когда не вернулся в советскую Россию из зарубежных гастролей. Его семья дорого за это заплатила – мать умерла, отец сгинул в ГУЛАГе, сестра так и не сделала музыкальную карьеру, хотя была очень талантлива. Может поэтому изгнанник поневоле, он на протяжении всей жизни страдал от тяжелых депрессий.

Киевлянин Владимир Горовиц, о котором в энциклопедиях пишут “американский пианист”, нашел свое последнее пристанище в Милане, прожив яркую, подвижническую жизнь.

Читайте также: Київ очима художників: десять картин про столицю (Фото)

Мастер компромисса Илья Эренбург

Илья Эренбург

Илья Эренбург

“Я родился в Киеве на “горбатой” улице. Ее тогда звали Институтской”, – пишет Эренбург в одной из своих статей. Это было почти 130 лет назад, а название улицы осталось то же. Детские годы он провел в Москве, потом в эмиграции из-за участия в революционном движении. В Киев будущий писатель вернулся только осенью 1918-го.

В начале 20-х годов – вновь эмиграция. В Берлине увидели свет произведения, принесшие ему известность: “Хулио Хуренито”, “Трест Д.Е.”. В то же время, по их мотивам молодой киевской труппой был поставлен спектакль “Универсальный Некрополь”.

Всю свою творческую жизнь Эренбург умел оставаться “своим” как для Советов, так и для Запада. Эмигрант и еврей, пишущий для газеты “Известия” был просто находкой для советской пропагандистской машины. Найти компромисс между несочетаемыми вещами Эренбургу помогали уникальное чувство слова и умение быть актуальным. И, как ни странно, честность перед собой.  Во все, что он говорил и делал, балансируя на грани – искренне верил.

Через два года после смерти Сталина он написал повесть, которая дала название всей следующей эпохе – “Оттепель”.

Они были практически ровесниками. Ходили по одним и тем же улицам, в одно и то же время. Аня Горенко могла встретить на одной из них юношу, всего на два года моложе ее, Мишу Булгакова, а Паустовский мог с ним “пересечься” в санитарном поезде.  Некоторые все же  встречались и дружили, как Вертинский с Лифарем, которого называл “цыганенком”. Всех их объединил прекрасный город Киев, давший им вдохновение.

Ника Крылова

telegram ico
Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Оставьте комментарий

*

  1. Катерина 23:47 | 07.08.20

    Хорошая статья, спасибо автору!

  2. […] Читайте также: Печальный город: десять творцов киевского декаданса […]

  3. […] Читайте также: Печальный город: десять творцов киевского декаданса […]

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: