Древнерусский детектив: кто на самом деле зарезал сыновей Владимира Великого?

17:54  |  30.03.2021
Убийство святого Глеба. Источник: Клеймы на Житийной иконе "Святые благоверные князья Борис и Глеб", 2015 год

Убийство святого Глеба. Источник: Клеймы на Житийной иконе "Святые благоверные князья Борис и Глеб", 2015 год

В истории Древней Руси до сих пор множество загадок. Тысячи научных работ посвящены ее изучению, но данные из них часто противоречат друг другу, цифры не сходятся. Это говорит нам о том, что история полна не только фактами, но и вымыслами, и отличить одно от другого порой непросто. Споры не утихают и вокруг истории братской войны за престол Владимира Великого. Действительно ли Святополк заказал своих братьев в погоне за властью? Как погибли Борис и Глеб на самом деле? Может Ярослав Мудрый не так свят, как его рисуют? Попытаемся во всем этом разобраться.

Сколько было на самом деле детей у Владимира Великого

Великий князь Владимир Святославич с сыновьями. Роспись Грановитой палаты Московского Кремля. 1882

Великий князь Владимир Святославич с сыновьями. Роспись Грановитой палаты Московского Кремля. 1882

Сколько в действительности детей у Владимира Великого достоверно не известно. Возможно, даже для него самого точное количество потомков было загадкой. В «Повести временных лет» о нем четко сказано: «Любил жен и всякий блуд». А помимо официальных супруг у него было несколько сотен наложниц. 

Никифоровская летопись называет десять сыновей Владимира. Новгородский и Киевский своды – двенадцать. А родословная Екатерины II – тринадцать сыновей: Вышеслав, Изяслав, Всеволод, Вячеслав, Мстислав, Станислав, Борис, Глеб, СудиславПозвизд, Святополк, Ярослав, Святослав. А в Ипатьевской летописи упоминается еще и Олег. 

В «Житии Бориса и Глеба» сказано: «Владимир имел 12 сыновей. Старший среди них – Вышеслав, после него – Изяслав, третий – Святополк, который и замыслил братоубийство. Мать его, гречанка, прежде была монахиней, и брат Владимира Ярополк, прельщенный красотой ее лица, расстриг ее, и взял в жены, и зачал от нее этого окаянного Святополка. Владимир же, в то время еще язычник, убив Ярополка, овладел его беременной женой и взял в наложницы. Вот она-то и родила этого окаянного Святополка, сына двух отцов-братьев». 

Официальная версия истории братоубийства

Святополк Окаянный. Картина В. Шереметьева 1867 год. Источник Луганский областной художественный музей

Святополк Окаянный. Картина В. Шереметьева 1867 год. Источник: Луганский областной художественный музей

По примеру своего отца Владимир Великий при жизни управлял городами через своих сыновей и наместников. Трое скончались до него, а остальных Владимир посадил таким образом: Ярослава – в Новгороде, Святополка – в Турове, Бориса – в Ростове, Глеба – в Муроме, Святослава – на Древлянской земле, Изяслава – в Полоцке, Мстислава – в Тмутаркании, Станислава – в Смоленске, Судислава – в Пскове. 

После смерти отца не все из братьев были вовлечены в борьбу за его место. По официальной версии, изложенной в письменных памятках древности, как «Повесть временных лет» и «Житие Бориса и Глеба», именно Святополк восстал против остальных братьев и заработал себе клеймо «братоубийцы». Его описывают как человека весьма низких моральных качеств, с огромным желанием обладать высшей властью в государстве любой ценой. 

Владимир Великий при жизни не собирался садить на престол Святополка. В последние годы он сблизился с сыном Борисом, держал его при себе и даже отдал ему командование войсками. Как раз во время смерти Владимира Борис с дружиной были в военном походе. А Святополк находился в Киеве под стражей по подозрению в измене. Никого больше из братьев в городе не было, о смерти отца они не знали, и Святополк захватил власть без особых усилий. 

Убийство Бориса и его слуги Георгия Угрина в шатре. Клеймо иконы из Борисоглебской церкви

Убийство Бориса и его слуги Георгия Угрина в шатре. Клеймо иконы из Борисоглебской церкви

Но спать спокойно Святополк не мог, пока были живы братья, которые могут посягнуть на его «трон». Без особых колебаний он принимает решение физически устранить конкурентов. Первым на очереди стал Борис – любимец отца, человек, которого описывали красивым не только своей наружностью, но и внутренним миром, и к тому же искренне любимый простым народом.

В походе против печенегов пришла ему весточка о смерти отца и послание от брата Святополка: «Брат, хочу жить с тобой в любви и к полученному от отца владению добавлю еще». Узнав это, дружина отца предложила: «Вот у тебя отцовская дружина и войско; пойди, сядь в Киеве на отцовское место». Он же отвечал: «Не подниму руки на брата своего старшего: если и отец у меня умер, то пусть этот у меня будет вместо отца». А между тем Святополк подговаривал бояр убить брата. Узнав об этом, Борис распускает войско и смиренно ждет своей смерти не собираясь поднимать даже руку на брата. Ночью, бояре пришли в шатер, где отдыхал Борис и закололи его. 

Убийство святого Глеба. Источник: Клеймы на Житийной иконе "Святые благоверные князья Борис и Глеб", 2015 год

Убийство святого Глеба. Источник: Клеймы на Житийной иконе «Святые благоверные князья Борис и Глеб», 2015 год

Следующим на очереди стал Глеб. Святополк отправил послание в Муром: «Приезжай поскорее сюда: отец тебя зовет, он очень болен». Глеб с малой дружиной немедленно отправляется в путь. Вблизи Смоленска его нагнал посланец Ярослава из Новгорода с вестью: «Не ходи, отец умер, а брата твоего Святополк убил». Не поверил Глеб в злодеяния Святополка и был убит. Узнав об этих событиях, испугался старшего брата и древлянский князь Святослав Владимирович. Он попытался сбежать в Карпаты, но не успел и был тоже убит. 

Тогда Ярослав (будущий правитель Киевской Руси Ярослав Мудрый) решил остановить злого брата и отвоевать Киев. Имея за собой серьезную силу в виде новгородской и варяжской дружин, в 1016 году разгромил армию Святополка.  Однако в 1018 году старший брат, призвав на помощь своего тестя польского короля Болеслава Храброго, разбил дружины Ярослава и вернулся на родительский престол. Но отношения с польским родственником не заладились и Болеслав вернулся на родину. Воспользовавшись ситуацией и ослабленным войском Ярослав все-таки заполучил Киев и свергнул брата окончательно. 

Не все так просто: другая история

Борис и Глеб с житием

Борис и Глеб с житием. Неизвестный иконописец, вторая половина XIV

За эти убийства Святополка назвали Окаянным. В традиционной версии этого противостоянии он оказался по одну сторону баррикад, а Борис, Глеб, Ярослав и Святослав по другую. Убивать братьев потомству Рюрика не привыкать. Святослав убил родного брата Улеба, а Владимир Великий – Ярополка. Так что Святополк лишь продолжил традиции отца и деда, которых, кстати, никто не называл «окаянными». 

В этой истории противостояния сыновей Владимира Красно Солнышко много вопросов, которые заставляют сомневаться в ее достоверности. Во-первых, значительная часть князей Владимировичей держали нейтралитет по отношению к захвату власти Святополком. Агрессивно настроены против брата были пока только Полоцкое и Новгородское княжества. А два младших брата  – Борис и Глеб – заявляли, что готовы чтить его «как отца своего». Зачем тогда Святополку начинать свое правление с убийства двух верных союзников?  

Запуталось все окончательно, когда «Королевское общество северных антикваров» издало в Копенгагене малым тиражом (всего 70 экземпляров) «Сагу об Эймунде». Эта рукопись датируется 1150–1200 годами. Эймунд – праправнук норвежского короля Харальда Прекрасноволосого и командир отряда варягов, состоявших на службе у Ярослава Мудрого. Сага представляет собой незатейливое повествование о походах норвежского конунга Эймунда. Он с дружиной был нанят Ярославом для борьбы с отцом.  

Эта книга сделала переворот в истории братской борьбы сыновей Владимира.  Оказывается, что Борис не ломал комедию с роспуском войска и ожиданием убийц, а, как и положено, встал на сторону старшего брата. Он нанимает отряды печенегов и идет навстречу войску Ярослава в борьбе за Киев. В ноябре 1016 г. рати сошлись на берегу Днепра в районе города Любеча 

Повесть временных лет описывает сражение 1016 года между братьями Святополком и Ярославом. А вот в “Саге” Святополк даже не упоминается. Борьба идет между войском Ярослава и Бориса. Хоть оба источника и сходятся в большей степени в описании битвы, имена ее участников разные.  

Клеймы на Житийной иконе "Святые благоверные князья Борис и Глеб" 2015 год.

Клеймы на Житийной иконе «Святые благоверные князья Борис и Глеб» 2015 год

Что касается Глеба, историки думают, что он был на стороне Ярослава. А вскоре был убит своими подданными муромчанами. Из «Повести временных лет» известно, что еще при жизни Владимира Великого муромчане не пускали Глеба в город, а гражданская война совсем развязала им руки. 

«Сага об Эймунде» частично подтверждается многими другими зарубежными источниками. Одним из которых является «Хроника» современника Владимира Великого, Титмара – епископа Мерзебурга. Он довольно подробно описал события в Польше и на Руси. Титмар продолжал работать над «Хроникой» до самой смерти 1 декабря 1018 г. Но в рассказе о гражданской войне на Руси он нигде не упоминает о таком ключевом моменте, как убийство Бориса и Глеба. Таким образом, по крайней мере до середины 1018 г. Борис был жив. 

Более сложный вопрос с «Польской историей» Яна Длугоша (1415–1480). Он писал о событиях 450-летней давности, опираясь на разные, в том числе и неизвестные нам, источники. Согласно Длугошу, Святополк и Борис вместе сразу после смерти князя Владимира «вступают в битву с Ярославом и его народом. И Ярослав, побежденный со своими союзниками печенегами и варягами, бежит». Правда, дальше Длугош пытается пересказывать версию русских летописцев, что, мол, позже Борис и Святополк поссорились, и последний убил Бориса. 

Есть еще одна версия, где главным братоубийцей выступает именно Ярослав. В «Саге» есть момент, где описано, что Бориса лишают жизни варяги по приказу Ярослава, и Эймунд приносит ему в мешке страшное доказательство исполненной работы – голову Бориса. Есть также несколько косвенных доказательств вины Ярослава. Его способность избавиться от соперников подтверждается 23-летним заключением в киевской темнице еще одного Владимировича – псковского князя Судислава.

И так, вполне возможно, что Ярославу не по нраву была ситуация, когда князья Борис и Глеб решили присягнуть Святополку, который удачно оказался в Киеве в момент смерти их отца Владимира. Ярослав, который планировал путч против Владимира еще раньше, не может этого допустить, поэтому подсылает варягов убить молодых князей, а вину за это преступление скидывает на брата Святополка. Комбинация почти идеальная. Победителей, как известно, не судят, так что правда будет за Ярославом. И в летописях запишут так, как ему будет выгодно. А он убитых по его же приказу Бориса и Глеба еще и канонизирует, чтобы точно никто не сомневался в благих намереньях. 

Версий много, а единой правды нет. Был ли Святополк так плох, как его рисуют? Осмелился ли он действительно поднять руку на братьев своих младших из-за жажды всеобщей власти? Быть может, история приписывает ему лишние грехи и стирает грехи Ярослава?

 

Читайте:  Голые и несмешные: украинские звезды в эротических фотосессиях (Фото)

 

Булдыгина Анастасия

Читайте Мой Киев в Телеграме telegram ico!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: