Сойти с ума: история знаменитой киевской психбольницы Павловка

13:44  |  15.05.2020
Психбольница Павлова в Киеве

Вот такой мрачный вид у больницы с не менее мрачной репутацией.

Киевская городская психиатрическая больница №1 имени Ивана Павлова считается самым большим в Восточной Европе сумасшедшим домом. Ходят слухи, что во времена карательной психиатрии в ней творился настоящий ад для неугодных советским властям диссидентов. Какой была и какой стала столичная Павловка?

Имперская богадельня и опальный композитор

Психбольница Павлова в Киеве

Вот такой мрачный вид у больницы с не менее мрачной репутацией. Фото Валентина Царука, “ЙОД.MEDIA”

Считается, что больница имени Павлова была основана в 1786 году, при этом “психушкой” она стала далеко не сразу. Императрица Екатерина ІІ, не питавшая особого расположения к православию, в конце 18 века упразднила Кирилловский монастырь. Современная психиатрическая лечебница находится как раз на его исторической территории. Это весьма символично: раньше душевнобольными, особенно из простого народа, занимались именно монастыри. Они давали “юродивым” изгоям общества пищу и духовную поддержку.

После упразднения обители в бывших кельях монахов создали дом инвалидов, в основном старых и никому не нужных солдат с увечьями. Психически больные пациенты также постоянно обитали в монастырских стенах, примерно с 1770-го года. В этом году в документах впервые упоминается некий “дом сумасшедших” на Подоле.

История карательной психиатрии в Павловке на самом деле началась не в советское, а примерно в то же самое время. В 1799-м году сюда заточили известного композитора Артемия Веделя, который готовился принять монашество в Киево-Печерской Лавре.

Психически больным автор хоровых концертов и духовной музыки вовсе не был. Он оказался просто неосмотрительным. Ведель имел неосторожность предсказать убийство императора Павла І. Кстати говоря, впоследствии оказался прав: государя таки задушили шарфом в Михайловском замке.

Ещё при жизни Павла такое пророчество лаврскому послушнику не простили и отправили как “требующего усмирения” в будущую Павловку. Артемий Ведель дорого заплатил за свою прозорливость: он 9 лет провёл в доме для сумасшедших, заболел язвой желудка и вышел на волю только незадолго перед смертью.

Официально приют для инвалидов превратился в психиатрическую лечебницу в 1806-м, по инициативе тогдашнего гражданского губернатора Киева Петра Панкратьева. Тот проникся судьбой психически больных пациентов и добился их перевода в более комфортные условия бывшего Кирилловского монастыря.

Правда, комфорт получился относительным. В 1895-м там уже лечилось больше четырехсот человек, и отношение к больным было просто ужасным: нищета, теснота и вонь (временами их не выпускали даже в туалет). Живописавший столичные бордели журналист и писатель Александр Куприн даже опубликовал в газете “Киевское слово” опус о кошмарной богадельне, который назывался “Киевский Бедлам” .

Читайте также: История проституции в Киеве: прототипы купринских борделей на Голосеевке

Психиатрическая больница имени Тараса Шевченко

Памятник пациентам больницы Павлова

Обелиск в память об убитых оккупантами пациентах психлечебницы

В начале XX века судьба нынешней Павловки сильно изменилась. Во времена Первой мировой войны и последовавших за ней революций Павловка функционировала как военный госпиталь. В 1916-м году к лечебнице даже курсировал специальный трамвай для транспортировки раненых.

С приходом советской власти больница стала сугубо психиатрической. С 1920-й по 1936-й годы киевский приют для умалишенных носил имя Тараса Шевченко. Непонятно, каким боком к психиатрии относился Кобзарь. Здоровье украинского поэта и художника, конечно, пострадало за годы многолетней ссылки, но вот с рассудком у него вроде бы никаких проблем не наблюдалось. Наверное, виной всему волна повальной советской украинизации, которая как раз проходила в те годы.

В 1936-м умер известный советский физиолог и учёный Иван Павлов, тот самый исследователь собачьих рефлексов. И самой старой в Европе психиатрической больнице в память об ученом присвоили его имя.

В годы Второй мировой войны с Павловкой связаны страшные трагедии. Около 1300 её пациентов по неизвестной причине не были эвакуированы в 1941-м году. Когда вермахт занял Киев, нацисты обошлись с “недолюдьми” по всем заповедям фюрера. Тем, кого просто расстреляли вместе с оставшимися врачами (таких людей было 752), ещё повезло. Остальные закончили свои жизни в “душегубках” — мобильных газовых камерах оккупантов. Сейчас о пациентах-жертвах нацизма напоминает памятник на территории психиатрической лечебницы.

Послевоенной реконструкцией больницы серьезно занялись в начале 60-х. Основные корпуса Павловки построили в то время: именно поэтому её вид такой советский даже в наши дни.

Что касается карательной психиатрии для “врагов народа”, то для её целей чаще использовалась специально построенная психиатрическая тюрьма на Дарнице. Павловка же для таких дел была слишком “именитой”, хотя отдельные случаи заточения вполне могли иметь место.

Читайте также: Як це було: Київ в окупації

Креатив против безумия

Скульптура возле психбольницы Павлова

Жизнеутверждающие скульптуры Павловской больницы. Фото Валентина Царука, “ЙОД.MEDIA”

Советский облик психиатрической больницы очень изменили арт-проекты, которыми столичные художники и скульпторы украсили самый известный киевский “дурдом”. Возле детского отделения Павловки в 2010-м появились муралы творческого дуэта Interesni Kazki: Владимира Манжоса и Алексея Бордусова. Большое здание возле мужского приёмного пункта украшено рисунками творческой группы “П’ятка”.

Рассказы о том, что Павловку разрисовали сами пациенты, действительности в полной мере не соответствуют. Впрочем, арт-терапией там тоже лечат, но это уже совсем другая история.

Читайте также: Памятник коту и маленький принц: топ-16 необычных мест Киева

Пациенты психиатрической больницы Павлова

Пациенты Павловки играют в любительском театре “Будьмо”, музицируют и занимаются живописью. Фото Виктории Хорошун, “Громадское”

Современная клиническая психиатрическая больница имени Ивана Павлова — это 53 медицинских служб и 30 профильных отделений в 25 корпусах. Весь комплекс лечебницы занимает 18 гектаров. На сегодняшний день больница может разместить 1450 больных. Тем не менее, попасть в Павловскую психбольницу можно только с разрешения департамента здравоохранения Киевской городской государственной администрации.

Как живётся пациентам знаменитой “Павловки”? Жалобы на плохое отношение среди бывших пациентов встречаются, но насколько они обоснованы — открытый вопрос. По словам главврача Павловки Вячеслава Мишиева, обывателю без медицинского образования сложно объективно оценить методы лечения, даже своего собственного.

В 2013-м разгорелось несколько громких скандалов, связанных с Павловкой, и даже подавались заявления в прокуратуру. Во всех трёх самых известных случаях до суда дело не дошло. Одного психиатра, якобы обещавшего поместить в стационар здоровую женщину и “устроить ей там ад”, отстранили от работы.

Побывавший на лечении в Павловке журналист Борис Глогер утверждает: “….персонал добродушен и вдохновлен своим делом, что удивительно, если учесть их зарплаты. Может, потому что весело наблюдать за пациентами, а может, там просто такой дух витает. А дух там достаточно ироничный”.

По словам Глогера, находящиеся в адекватном состоянии больные вполне доброжелательны друг к другу, спокойно делятся чаем и дружески беседуют в курилке. Журналист отмечает также вежливость санитаров, добросовестно исполняющих свои обязанности за смешные для столицы и такой тяжёлой работы деньги.

 

Виктория Паздрий

Читайте Мой Киев в Телеграме telegram ico!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter