Дело Бейлиса: а было ли убийство ритуальным

19:55  |  03.04.2021
Суд над Бейлисом

В деле Бейлиса проиграл почти всесильный в империи "Союз русского народа"

В начале осени 1913-го в Киеве проходил самый громкий процесс о ритуальном убийстве в Российской империи. Приказчик кирпичного завода Зайцева, еврей по национальности Менахем Мендель Бейлис обвинялся в зверской расправе над учеником Киево-Софиевского духовного училища Андрюшей Ющинским. Тело мальчишки нашли 20 марта 1911-го, в земляной пещере на окраине Киева (нынешняя Татарка), с более чем 40 колотыми ранами.

Что произошло с Андреем на самом деле и был ли виновен подсудимый? «Мой Киев» расскажет о самых интересных фактах, связанных с делом Бейлиса.

Юный «домовой»

Андрей Ющинский

Тело Андрюши Ющинского

К памятному кресту, установленному на могиле убитого в возрасте 12 (по другим источникам — 13) лет Андрея на Лукьяновском кладбище, была прибита металлическая табличка с эпитафией о нём как об «увенчанном мученическим венцом». Но правда ли, что мальчик, смерть которого стала причиной двухлетних судебных разбирательств, считается православным святым? На самом деле — нет.

В истории церкви действительно были канонизированные , которых, если верить их жизнеописаниям, убили иудаисты. Например, мученик Гавриил Заблудовский (Белостокский). Но не имеется достоверных данных о канонизации Андрея даже как местночтимого святого, в пределах одной епархии или прихода.

Хотя парень, по воспоминаниям современников, был достаточно порядочным, смелым, набожным, искренне мечтал стать священником. За уединенность, скрытность и бесстрашные прогулки по тёмным улицам товарищи прозвали Андрея домовым. А от старшего поколения он получил другое прозвище, куда более обидное, — байстрюк, потому что родился вне брака.

Мать Андрея вышла замуж вторично и мало занималась сыном от осуждаемой обществом связи. О подростке в основном заботилась только бездетная тётка Наталья Ющинская, хозяйка коробочной мастерской. Но занятость вынуждала её надолго предоставлять племянника самому себе. Так и началось его общение с сомнительными компаниями, в т. ч. роковая для Андрея дружба с Евгением, сыном известной лукьяновской бандёрши Веры Чеберяк.

Читайте также: Легенды киевской Татарки: базар “Шурум-Бурум” и “дело Бейлиса”. 

Лукьяновская бандёрша и журналистская пропаганда

Вера Чеберяк

Вера Чеберяк. Фото из журнала «Искры» от 10 июня 1912-го

Отец близкого друга Андрея Ющинского Жени был обыкновенным почтово-телеграфным чиновником. Зато мать Вера слыла настоящим криминальным авторитетом. Верка-чиновница, как называли её местные бандиты, приходилась сестрой известному вору Петру Сингаевскому. У неё довольно часто собирался местный криминалитет, в среде которого невольно оказывались и Женя с Андреем.

Читайте:  Sorry, бабушка: топ-10 ночных клубов Киева

Именно показания Веры Чеберяк стали одной из основных причин того, что дело приобрело «еврейский» окрас. До этого киевская пресса, буквально трубя о происшествии, выдвигала разные версии насчёт виновных в гибели Андрюши. «Киевской мысли» Семён Барщевский в своих статьях предполагал, что убить мальчика при содействии его матери мог отчим Лука Приходько: то ли просто как «лишний рот» в семье, то ли позарившись на оставленное отцом наследство. Но, пройдя через допросы и пытки, родные мальчика виновными себя не признали и достоверные улики против них не нашлись.

Тогда та же «Киевская мысль» представила “национальную” версию убийства: правда, виновными в смерти мальчика журналисты посчитали не евреев, а цыган, табор которых находился недалеко от места нахождения трупа. Но с цыганами особый ажиотаж не получился, а вот евреи, за уничтожение которых ратовал сам влиятельный «Союз русского народа», — другое дело.

Коллеги Барщевского из «Двуглавого орла», издания одноимённого патриотического общества киевской молодёжи, вовсю раздували еврейскую версию. На похоронах Андрея активист «Союза русского народа» (в простонародье «чёрной сотни») пытался раздавать листовки, где призывалось мстить «жидам» за пролитую кровь православного мальчика. Черносотенца задержали, но вскоре отпустили.

«… вероятно, убили Андрюшу евреи, так как никому не нужна была, в общем, смерть Андрюши. Представить же вам доказательства в подтверждение моего предположения я не могу», — заявляла в поддержку антисемитских провокаций госпожа Чеберяк.

Сын лукьяновской бандёрши Женя ненадолго пережил своего друга Андрея. Как пишет в своей книге “Догмат крови” доктор исторических наук Сергей Степанов, в ответ на любые вопросы о погибшем товарище Евгений или молчал, или говорил всякие небылицы, вероятно, что-то скрывая. Внезапная смерть молодого Чеберяка и его сестры от дизентерии в августе 1911-го тоже вызывает вопросы. Свидетели вспоминали, что когда уже умирающий Женя пытался говорить об Андрее со следователем, мать «закрывала ему рот поцелуями».

Читайте также: Чёрная вдова, муж тридцати жён и лжесвятая: известные киевские мошенники прошлого. 

Найденный крайний

Взятие Менделя Бейлиса под стражу

Взятие Менделя Бейлиса под стражу

Подозрение в убийстве Ющинского пало именно на Менахема Менделя Бейлиса в результате частного расследования студента Владимира Голубева (лидера «Двуглавого орла» и, по слухам, любовника Веры Чеберяк). Хотя Голубев, как и Чеберяк, не предоставил никаких доказательств в пользу виновности Бейлиса, его предположения посчитались достаточными для ареста. Управляющий завода оказался на два года в Лукьяновской тюрьме и, как рассказал в главному редактору «Забороны» Екатерине Сергацковой его внук Джей Бейлис, подвергался там множеству незаконных пыток.

Читайте:  Целебные леса: легенды Пущи-Водицы

Ритуальный характер убийства не доказала ни первая, ни вторая экспертиза тела подростка. Точно так же не были установлены факты сексуального надругательства над ним (несмотря на то, что на кляпе во рту трупа нашли следы спермы). Но киевские черносотенцы продолжали забрасывать полицию анонимками.

В их посланиях утверждалось, что евреи якобы использовали кровь Андрея для приготовления мацы, ритуального пресного хлеба для Песаха. Но даже киевское православное духовенство, включая известного богослова Александра Глаголева, опровергало такую информацию. И Тора, и Талмуд строго запрещают евреям употребление в пищу даже крови животного, не то что человеческой.

Столичное общество всё больше понимало, что процесс над Бейлисом (к слову, не особо религиозным и образованным евреем) более политический, чем ритуальный. Петицию в защиту Менделя составил известный киевский журналист и писатель Владимир Короленко. Её подписали около 500 уважаемых в Киеве и за его пределами интеллигентов.

Карикатурный суд

Суд над Бейлисом

Зарисовка залы суда. Художник — Владимир Кадулин

Заседания Киевского окружного суда по делу Бейлиса вызвали справедливую критику и даже насмешки образованных киевлян. Им посвящались целые серии карикатур. Об этом процессе писали тогда ещё корреспондент «Речи» Владимир Набоков и Владимир Короленко. Александр Куприн в 1913-м дал об этом суде целое интервью, в котором назвал его «или сознательной подлостью, или расовой ненавистью, доходящей до безумия».

Представленные на суде результаты медицинской экспертизы Ивана Сикорского, который сделал вывод о ритуальности убийства, его коллеги из «Журнала невропатологии и психиатрии» назвали «стыдом и компрометацией русской науки». Показания о “кровавых еврейских ритуалах” ксёндза Иустина Прайнатиса, выступающего в качестве эксперта-богослова со стороны обвинения, не учли из-за его явной некомпетентности. Обвинение проиграло все диспуты, а явная ложь в показаниях его свидетелей расставила точки над «і». Менахема Менделя Бейлиса оправдали.

Читайте также: Шалом алейхем, киевляне: история синагоги Бродского.

Кто мог убить Андрея Ющинского на самом деле

Возможные убийцы Ющинского

Криминальная тройка: Сингаевский, Рудзинский и Латышев (слева направо).

Убийство ученика Киево-Софиевского духовного училища Андрея Ющинского остаётся официально нераскрытым по сей день. Но есть материалы журналистского расследования Сергея Бразуль-Брушковского, которые частично проливают свет на это дело.

Читайте:  История мороженого в Киеве: спасибо американскому президенту

Они ведут в тот же самый лукьяновский притон Веры Чеберяк. Удалось зафиксировать услышанный в полицейском участке разговор троих задержанных об убийстве ими некоего «байстрюка», который оказался «предателем». Задержанными были брат Веры Чеберяк Пётр Сингаевский (известный в криминальных кругах как Плис), Иван Латышев и Борис Рудзинский. Позже все были осуждены за преступления, не связанные с убийством Ющинского.

По одной из версий, воры собирались ограбить Софию Киевскую, и хорошо знающий её территорию Андрей мог пригодиться для этой цели. Но мальчик не только отказался помогать, но и пригрозил сдать бандитов полиции, за что и поплатился. По другой версии, Ющинский поссорился с Женей Чеберяком (эту ссору слышали играющие рядом с ним дети) и угрожал рассказать, что мать Евгения занимается скупкой краденого. Женя неосторожно поделился этим с матерью, а она попросила брата угомонить болтливого подростка.

Кто бы ни убил несчастного Андрея на самом деле, его история — отличный пример политических манипуляций. Не весьма успешных в данном случае, но действенных. Ведь тысячи людей хотели расправы над Бейлисом, не особо задумываясь о том, насколько слабы аргументы в пользу его виновности…

Виктория Паздрий

Внимание, редакция сайта Мой Киев запускает блог-платформу. Теперь вы можете публиковать свои статьи на нашем сайте, подробности здесь!

Читайте Мой Киев в Телеграме telegram ico!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: